2018 2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 2008 2007
Историческая справка
Кадровый состав института
Основные направления научных исследований
Дирекция
Ученый совет
Сотрудники
Локальные  акты
Вспомогательные подразделения института
Контактная информация
Отдел права
Отдел философии
Кафедра философии
Кафедра иностранных языков
Удмуртский филиал по исследованию проблем этнополитики и государственного строительства
Объявления
Специальности и реквизиты
Документы
Поиск по авторам
Поиск по публикациям
2018 2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 2008 2007 2006 2005 2004 2003 2002 2001 2000 1999 1998 1997 и ранее
О ежегоднике
Поиск по авторам
Поиск по статьям
2017 Том 17
2016 Том 16
2015 Том 15
2014 Том 14
2013 Том 13
2012 Вып. 12
2011 Вып. 11
2010 Вып. 10
2009 Вып. 9
2008 Вып. 8
2007 Вып. 7
2005 Вып. 6
2004 Вып. 5
2003 Вып. 4
2002 Вып. 3
2001 Вып. 2
1999 Вып. 1
О дискурсе
Поиск по авторам
Поиск по статьям
2017 Вып. 17
2016 Вып. 16
2015 Вып. 15
2014 Вып. 14
2013 Вып. 13
2012 Вып. 11-12
2010 Вып. 9-10
2009 Вып. 8
2007 Вып.7
2006 Вып. 6
2005 Вып. 5
2004 Вып. 4
2003 Вып. 3
2002 Вып. 2
2001 Вып. 1
О библиотеке
Поиск поступлений
2018 2017 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 2008 и ранее
Система электронных библиотек (ИФП)
Издательства
Журналы
Другие библиотеки
Научные фонды
 
 Публикации / Фикции в конституционном праве Российской Федерации: особенности, виды, действие  Версия для печати   Карта сайта     Language По-русски По-английски
 
Поиск по авторам
Поиск по публикациям
2018
2017
2016
2015
2014
2013
2012
2011
2010
2009
2008
2007
2006
2005
2004
2003
2002
2001
2000
1999
1998
1997 и ранее

Фикции в конституционном праве Российской Федерации: особенности, виды, действие

УДК 34

Аничкин Е.С.
Фикции в конституционном праве Российской Федерации: особенности, виды, действие // Научный ежегодник Института философии и права УрО РАН.– 2018.– Т. 18. Вып. 2.– С. 87-105.

Исследуются конституционно-правовые фикции как феномен современной правовой реальности. Правовая фикция представляет собой феномен, при котором вымышленное положение объявляется существующим и приобретает обязательный характер в силу его отражения в нормах права, либо, наоборот, реальное положение признается несуществующим. Отраслевые особенности конституционно-правовых фикций заключаются в том, что они имеют обширное поле действия и затрагивают приоритетные области жизнедеятельности; как правило, отличаются выраженной политической и идеологической направленностью; наблюдаются в особых случаях. К подобным случаям относятся абстрактные правовые понятия, термины, понимание и толкование которых неоднозначно; ситуации, когда конституционно-правовые нормы не получают должной конкретизации и развития в иных нормативных правовых актах; нейтрализация конституционных норм вследствие изменения общественно-политической обстановки; «преобразование» норм Конституции текущим законодательством или решениями Конституционного Суда РФ (под преобразованием автор понимает изменение, порой существенное, смысла ее отдельных положений без формального вторжения в конституционный текст).
Отдельное внимание уделено классификациям и конкретным проявлениям фикций в конституционном праве Российской Федерации. В зависимости от уровня юридической силы фикции можно подразделять на конституционные и подконституционные; в зависимости от содержания – на материальные, процессуальные и смешанные; в зависимости от продолжительности существования – на статические и динамические; в зависимости от формы выражения – на открытые и скрытые (латентные); в зависимости от отношения к фактическим обстоятельствам – на положительные и отрицательные; в зависимости от институтов конституционного права России – на фикции в основах конституционного строя, правах и свободах человека и гражданина, федеративном устройстве, институте президентства, парламентском праве, законодательном процессе, в местном самоуправлении.
В итоге конституционно-правовые фикции дефиницируются как нормативные положения, содержащиеся в Конституции РФ и иных источниках конституционного права, которые признают заведомо несуществующее положение существующим и наоборот, а также имеют отраслевые особенности. Сделан вывод о неоднозначной роли фикций в конституционно-правовом регулировании общественных отношений и о необходимости оптимизации их использования.

Abstract. Constitutional and legal fictions as a phenomenon of modern legal reality are investigated in the article. Legal fiction is a phenomenon, in which fictitious position is declared as an existing one; it acquires binding character due to its reflection in the norms of law, or vice versa, the actual situation is recognized as non-existent. Sectorial features of the constitutional and legal fictions mean that they have a vast sphere of action and affect priority areas of life; in their majority, they differ in a pronounced political and ideological orientation, and are observed in special cases. Such cases include abstract legal concepts, terms, understanding and interpretation of which are ambiguous; situations when constitutional and legal norms do not receive proper specification and development in other normative legal acts; “transformation” of the norms of the Constitution by current legislation or decisions of the Constitutional Court of the Russian Federation, by which the author understands change (sometimes significant) of meaning of its individual provisions without formal invasion into constitutional text.
Special attention is paid to the classifications and specific manifestations of fictions in the constitutional law of the Russian Federation. Depending on the level of legal force, fictions can be subdivided into constitutional and sub-constitutional; depending on the content – into material, procedural and mixed; depending on the duration of the existence – into static and dynamic; depending on expression form – into open and hidden (latent); depending on the attitude towards actual circumstances – into positive and negative; depending on institutions of the constitutional law of Russia – into fictions in foundations of the constitutional system, rights and freedoms of human being and citizen, federal structure, institution of the president, parliamentary law, legislative process, and local self-government.
As a result, constitutional and legal fictions are defined as normative provisions contained in the Constitution of the Russian Federation and other sources of the constitutional law that recognize condition, which does not exist as existing, and vice versa, and also have industry features. The author underlines the ambiguous role of fictions in the constitutional and legal regulation of social relations, and the need to optimize their use.
Полный текст>>

Дизайн и программирование
N-Studio беременность, мода, красота, здоровье, диеты, женский журнал, здоровье детей, здоровье ребенка, красота и здоровье, жизнь и здоровье, секреты красоты, воспитание ребенка рождение ребенка,пол ребенка,воспитание ребенка,ребенок дошкольного возраста, дети дошкольного возраста,грудной ребенок,обучение ребенка,родить ребенка,загадки для детей,здоровье ребенка,зачатие ребенка,второй ребенок,определение пола ребенка,будущий ребенок медицинская библиотека, медицинские книги, медицина, клиники и больницы, болезни, врач, лечение, доктор, наркология, спид, вич, алкоголизм православные знакомства, православный сайт творчeства, православные рассказы и стихи рождение ребенка,пол ребенка,воспитание ребенка,ребенок дошкольного возраста, дети дошкольного возраста,грудной ребенок,обучение ребенка,родить ребенка,загадки для детей,здоровье ребенка,зачатие ребенка,второй ребенок,определение пола ребенка,будущий ребенок
© 2006-2018
ИФП